Пресса

Продюсер Эльшан Мамедов: "Советская модель театра отжила свое"

Единственный в стране продюсер-­антрепренер с театроведческим образованием и один из главных идеологов "качественной" антрепризы приехал в Пермь на фестиваль "Пространство режиссуры" и в перерыве между фестивальными мероприятиями рассказал "Известиям" об особенностях независимого российского театра.

вопрос: Формально антрепризный театр отличается от репертуарного лишь способом организации. Есть ли между ними более глубокие, сущностные различия?

ответ: По большому счету, разница - в форме организации, и только. Во всяком случае, лично я не воспринимаю взаимоотношения государственного театра и антрепризы как антагонизм. Просто у нас разные условия существования. И отличительной особенностью независимых театральных проектов является то, что у них слишком мало возможностей для экспериментов. Вот, скажем, я вчера смотрел спектакль "Рассказ о семи повешенных" режиссера Карбаускиса и думал: "Вот бы мне такой! Вот бы Карбаускис ставил у меня что-нибудь каждый год". Но, к сожалению, это невозможно - несмотря на то, что это профессиональный спектакль с потрясающими актерскими работами и режиссерскими придумками. Потому что передо мной, как перед продюсером, сразу встает вопрос: "Смогу ли я собрать несколько раз в месяц тысячный зал?" Я не имею права не думать о зрителе. Я не имею права на пустые залы - для меня это банкротство. Поэтому лично моя главная задача в этой ситуации - соединить художественную составляющую спектакля с коммерческой. И если я не "сбалансирую" - я не выживу.

в: Можно вообще не утруждать себя поиском баланса, обходясь одной лишь коммерческой составляющей. Согласитесь, подобная ситуация - не редкость.

о: Да, есть продюсеры, которые думают совершенно по-другому, у них другой подход. И в этом нет ничего плохого. Это процесс. Это вечный конфликт между Бродвеем и офф-Бродвеем, между Ист-эндом и Вест­эндом, между Комеди Франсез и французским бульварным театром. Во Франции есть театры, в которых ноги моей не будет. А есть театры - такие же частные, коммерческие, куда я буду ходить всегда, потому что там есть интересные художественные руководители, репертуар. Все зависит от подхода человека, который руководит тем или иным делом.

в: Как по-вашему, возможно ли сегодня создавать популярный, но не "попсовый" театральный продукт?

о: Можно. Вот, например, у нас есть такой спектакль - "Госпиталь "Мулен Руж". Мне говорили: "Что ты делаешь? Это же Франция, 17-й год, война, медсестры, госпиталь - кому это надо?" И тем не менее, мы уже 3 года играем этот спектакль и играем очень успешно. На фестивале в Тольятти ко мне подходили члены жюри и говорили: "Ребята, но это же не антреприза!" Что значит - "не антреприза"? Зал сидит? Сидит. Ему интересно смотреть? Интересно… Повторяю: все зависит от конкретного человека. Если он хочет заниматься "чесом" по городам с известными артистами - пусть. Мне это не интересно. Театр - дело очень нервное, душевно-затратное, и если ты хочешь просто заработать денег - лучше фантой идти торговать.

в: Кстати, когда и почему слово "антреприза" стало ассоциироваться с низкопробным искусством, ширпотребом? Ведь Дягилева, который, в сущности, был одним из первых антрепренеров, никому не приходило в голову обвинить в "чесе"?

о: Это началось во время перестройки. У нас же 70 лет не было негосударственного театра. И когда после распада СССР стало можно заниматься бизнесом, все те филармонические администраторы, которые раньше зарабатывали на подпольных концертах Высоцкого, занялись "чесом". Они брали "звезду", занавеску, пару стульев и ездили с этим по городам. И вот "этого" в какой-то момент стало слишком много. И мне очень обидно, что сейчас в России - стране с сильнейшей антрепренерской традицией - слово "антреприза" воспринимается как синоним халтуры. Я понимаю, что халтурной антрепризы сегодня хватает. Я хожу на эти спектакли по долгу службы, сижу и съеживаюсь - потому что стыдно. Но не все так плохо. Вот в середине сентября в Благовещенске прошел кинофестиваль "Амурская осень", а параллельно с ним - конкурс антрепризных спектаклей. Я сидел в жюри и отсмотрел в общей сложности 12 спектаклей. Так вот, добрая половина из них была очень прилично сделана. И меня очень радует, что в нашем полку прибыло.

в: "Ваш" полк - это полк "качественной" антрепризы?

о: Я ни в коем случае не превозношу свой проект и в данном случае говорю не столько о качестве, сколько о серьезности отношения к театральному делу. Так вот, серьезных работ я увидел немало. Был замечательный спектакль Юрия Еремина "Самое дорогое - бесплатно" по японскому драматургу Мисиме - не самый легкий автор, между прочим. Был "Сирано" с Безруковым в главной роли, и это хорошая актерская работа. Была "Близость" с Амалией Гольданской. Был спектакль по дневникам жены Достоевского с Катей Васильевой в роли Анны Сниткиной: в течение трех часов она практически одна на сцене, и ты глаз не можешь оторвать. Стоило поехать в Благовещенск, чтобы это увидеть! Но, наряду с сильными работами, были и работы удручающие, когда мы выходили со спектакля с дрожащими руками и спрашивали друг друга: "Кто, кто эти люди? Откуда они взялись?" Даже в клубах так уже не играют! Народный театр любительский - в нем хоть искренность какая¬-то есть, потому что люди занимаются этим для души. Но как могут известные люди выдавать такое на сцене? Надо же иметь какое-то уважение к людям, которые заплатили деньги и пришли в зал. Когда смотришь такие катастрофические спектакли, становится жалко, что нет цензуры. Но все-таки "50 на 50" - достаточно хороший расклад. Я говорил с организатором фестиваля Сережей Новожиловым о том, что надо поднимать его статус, более тщательно заниматься отбором, создавать экспертный совет. И, по¬-моему, я был услышан. Ребята понимают, что нужно идти дальше, придумывать концепцию, может быть, проводить "круглые столы", обсуждения. Ведь в антрепризном театре очень много проблем - с финансированием, например…

в: А проблема с актерской командой - существует? Ведь антрепризная "сборная" - это не постоянная театральная труппа. Для того чтобы отдельно взятые сильные игроки образовали достойный ансамбль, им нужно "сыгрываться"…

о: Ситуация "сборной" - с одной стороны, очень привлекательная, а с другой - предельно сложная. К тому же, в репертуарном театре ты просто вывешиваешь приказ, и человек является в 11 утра на репетицию, а здесь артиста нужно увлечь идеей - потому что взять и приказать ему играть ты не можешь. Для того чтобы актеры, занятые в спектакле "Ladies Night", сыграли его 360 и еще постоянно донимали бы меня вопросом: "Почему мы так мало играем?" - надо хотеть играть. А раз они хотят друг друга видеть, хотят играть вместе, они - команда. Другое дело, что наши актеры часто бывают заняты в других проектах, в том числе киношных, а театральные гонорары, по определению, не могут конкурировать со стоимостью съемочного дня. Если раньше актеры снимались в кино в свободное от театра время, то сейчас все наоборот, и это проблема не только антрепризного, но и репертуарного театра. Хотя все зависит от приоритетов: скажем, Петя Красилов отказался от роли, чтобы выпустить спектакль; а тот же Гоша Куценко может пожертвовать десятью ролями в кино ради одной театральной. Но в большинстве случаев нам приходится подстраиваться под кино. И это плохо. Потому что профессию свою актеры получают в театре, и развиваются они только в театре.

в: Круг ваших обязанностей в театре значительно шире собственно продюсерских. Вы занимаетесь не только поиском инвестиций под проект, но и отбором материала, работой с режиссерами, актерами, художниками. Может быть, вы никакой не продюсер, а художественный руководитель?

о: В первую очередь, я - театровед. И я занимаюсь театральными проектами от "а" до "я". Мне не интересно "ведать" деньгами, для этого у меня есть финансовый директор. Мой профессиональный азарт состоит в том, чтобы найти пьесу, которая сегодня "попадет" в зрителя. Не бывает такого, что режиссер приходит с текстом и говорит: "У меня есть материал, есть артисты, давай работать". Сначала я лично выбираю пьесу, а потом под нее уже собирается вся команда - от режиссера до актеров. И, знаете, я чувствую некоторую ответственность перед режиссерами, поэтому, когда я им предлагаю что-то, стараюсь, чтобы они дважды в одну "воду" не входили. Например, после спектакля "Ladies Night" я очень долго уговаривал Витю Шамирова сделать "Госпиталь "Мулен Руж". Я говорил: "Пойми, после спектакля-¬шоу тебе нужен тихий спектакль о любви". А Сергей Алдонин после комедии-буфф "Боинг-¬Боинг" сделал драму "Загнанных лошадей пристреливают, не правда ли?". И с актерами - тоже интересно взаимодействовать. Несмотря на то, что мы - частный театр, есть костяк актеров, которые работают с нами постоянно. Это очень приятно.

в: И все-таки, при прочих равных, если бы вы могли сохранить творческую и финансовую независимость в стационарном репертуарном театре, - вы бы предпочли его антрепризному?

о: Мы, собственно, уже репертуарный театр. Только на октябрь у нас запланировано 18 спектаклей на разных московских площадках. С тем же успехом они могли бы пройти в одном помещении. И если говорить о конкретном здании, куда я мог бы прийти и сформировать команду на контрактной основе - то да, мне это интересно. Но художественным руководителем в государственный театр я бы не пошел никогда. Ни­ког­да! Я не умею работать под чьим-то началом. Это не плохо и не хорошо - это данность. Кроме того, я не хочу тратить свою жизнь на борьбу с труппой. Вот я приду, а там сидит 70 человек артистов, из которых 50 - балласт. И что мне с ними делать? Уволить? Во-первых, я такого греха на душу не возьму, а во-вторых, завтра они все восстановятся через суд. Это проблема советской модели репертуарного театра, которую сейчас все пытаются искусственно удержать. В свое время это была блистательная модель - нам весь мир завидовал! Но есть время одного театра, а есть - другого. Это нормальное течение истории. Не надо к этому относиться так болезненно. Не надо привязывать к себе труппу, живущую в режиме ожидания! Надо делать театральную реформу. Но так уж повелось, что открыть театр в нашей стране намного легче, чем закрыть. Посмотрите театральную афишу: в одной только Москве - немыслимое количество театров. Кто туда ходит? Держать театр, если в него ходит 20 зрителей - есть смысл только в том случае, если это подлинное театральное искусство.

в: А вы готовы сформулировать критерий подлинного театрального искусства?

о: Главное в театре - эмоция. Бывают хорошие спектакли, в которых все правильно сделано, все хорошо работают, но смотреть их скучно до безумия. Концептуальная режиссура - это прекрасно, я готов разгадывать ребусы, но если я не подключаюсь к этому эмоционально, энергетики нет со сцены - то это может быть выдающееся художественное произведение, перфоманс. Если нет эмоции - для меня это не театр.


http://izvestia.ru/news/341495#ixzz4AK1fGkvp




Заказ билетов на спектакли Театра "Ателье" по номиналу (без наценок):
+7 495 150 01 94
Политика конфиденциальности

ООО Агентство «НТП». Юр.адрес и почтовый адрес: 101000, г.Москва, Сретенский бульвар, д.6/1 стр.2 офис VI
ИНН – 7729399675, КПП - 770801001, ОКПО – 54981388
Тел./факс: (495) 150-45-94