Пресса

Эльшан Мамедов: «Здесь каждый раз как на войне»



Руководитель самого крупного частного театра в России — о том, как создавать спектакли-хиты и десятилетиями собирать многотысячные залы на антрепризе. Видеоверсия встречи театрального клуба «Антракт».

Ольга Чебыкина: Я хочу представить Эльшана Мамедова. Это человек, который подарил Екатеринбургу этот праздник, спектакль «Боинг-Боинг». Он был первым, кто привёз его в Россию. Эльшан, как начался ваш роман с «Боингом»? 

Эльшан Мамедов: «Боинг-Боинг» — это французская пьеса, которая чаще всего ставится за пределами Франции. Не «Тартюф», не Мольер, как можно подумать, а «Боинг-Боинг». Это легенда французского театра.
Для всех нас работа над этой комедией положений была очень сложной. Вообще этот жанр сложный, особенно когда он ставится в русском театре. Русская актёрская школа принципиально иная. Она психологическая. Мы любим переживать, всё пропускаем через себя. Любая вам запросто сыграет Катерину из «Грозы». А вот такую пьесу… Считается, что такие пьесы самые «игральные», и в такое заблуждение впадают многие режиссёры. 

Ольга Чебыкина: Им кажется, что ничего делать не надо, и так смешно? 

Эльшан Мамедов: Именно так. Просто подстройся, играть ничего не надо. «Боинг-Боинг» 44 года шёл в Париже. Каждый вечер. С этой пьесой связано невероятное количество историй. Например, актриса, которая играла Берту, пришла в спектакль, родив сына, а ушла из него, когда ему исполнилось 18 лет. Там была такая билетёрша Шарлотта, которая работала в театре много лет и знала каждый спектакль, знала все составы. Почему я очень горд этим спектаклем? Потому что он идёт уже тринадцатый год, потому что он совершенно живой, потому что актёры играют в нём с удовольствием, они рады друг другу. Вот позавчера мы встретились в аэропорту и были страшно счастливы видеть друг друга. Мы уже подсчитали, сколько детей у нас родилось за эти 13 лет. У Маши вообще уже внуки! Этот спектакль уникален тем, что на сцене воссозданы 60-е годы прошлого века, и это важно для такой комедии положений. Сегодня, в XXI веке, у нас есть мобильные телефоны, и они обесценивают все интриги, потому что ты в любой момент можешь позвонить и предупредить человека. А мы на сцене придерживаемся 60-х годов, у нас чистый стиль. И вчера я посмотрел, как наши девочки вышли на сцену, и сразу поплыл: это же прекрасные женщины, красивые актрисы, которые не бояться быть смешными. Вот это сегодня большая редкость. 

Ольга Чебыкина: У меня был вопрос, по каким критериям вы выбираете «своего» актёра, который сделает хит, — помимо красивых ног (улыбается). Вы подбирали актрис под национальности стюардесс — или всё было по наитию? 

Эльшан Мамедов: Мы подбирали актрис с режиссёром. Важно было, чтобы эти актрисы и актёры могли пойти на эксперимент. 

Ольга Чебыкина: Теперь хочется услышать про каждую из героинь. Сколько в них от вас и сколько своего, по тексту пьесы? 

Елена Морозова: Я обожаю свою Марту, и я благодарна Серёже Алдонину и Егору Дронову, потому что такие персонажи, такие образы возникают только благодаря партнёрству.
Много чего было перенайдено. Бывало так, что приходишь на репетицию и вообще не понимаешь, как делать эту сцену. А потом она вдруг получается. Это загадка. Это то, что называется «профессия: актёрство». Она для меня до сих пор как сказка, как чудо, потому что я до сих пор не понимаю, как это у меня получается.  

Елена Бирюкова: А кстати, у нас Маша и Егор в одних ролях проиграли все спектакли. Это две роли, которые не менялись все 13 лет. Мы все менялись, а вот Берта была неизменна.  

Марина Дюжева: Да, я впервые играю в спектакле. Я даже не репетировала эту роль. Репетировала другая очень хорошая артистка, но что-то там произошло, и меня ввели в спектакль за неделю. Представляете, я через 29 лет после окончания института впервые вышла на сцену. Это был ужас-ужас. Но потом стало получаться, и теперь и я, и все мы получаем огромное удовольствие от спектакля. Такой кайф, когда смотришь на зал, и люди сидят и смотрят. И ты думаешь: «Ребята, что с вами будет в конце…» 

Ольга Чебыкина: Елена, вопрос вам. Вы первая, кого видит зритель в этом спектакле. Вот зритель пришёл на спектакль и ещё не переключился: приехал со своими проблемами, постоял в пробке, в гардеробе с кем-нибудь ругнулся — а тут вы. Как это преодолеть? И как вы понимаете, что всё, зритель поплыл, он ваш? 


Елена Бирюкова: Вы знаете, «Боинг-Боинг» — это единственный спектакль, перед которым я сижу за диваном, и у меня колотится сердце, подрагивают коленки, я нервничаю. И вот первая сцена, и зрителям надо принять условия игры. Это трудно. Я после первой сцены просто уползаю. Вам кажется, что я убегаю, а я за кулисами просто падаю. И язык на плечо. Я за одну первую сцену как будто весь спектакль играю. 

Екатерина Климова: А сейчас ещё все Америку ненавидят, и Лене кажется, что её героиню-американку ненавидят ещё больше. 

Елена Бирюкова: Я даже думала — может, как-то текст поменять. Говорила Эльшану: «А давайте она будет не американка, а англичанка!». 

Ольга Чебыкина: Ничего, Трампа выбрали — может, конъюнктура изменится. 

Елена Бирюкова: Да, может быть, мне получше будет. Меня начнут лучше воспринимать и любить.  

Ольга Чебыкина: Екатерина, а вам ваша француженка близка? 

Елена Бирюкова: У нас роль француженки вообще роковая. Все, кто её играл, сразу беременели. 

Екатерина Климова: Теперь вы понимаете, почему у меня четверо детей? (улыбается) 

Эльшан Мамедов: Я помню, Катя мне однажды позвонила: «Привет, это Климова». И я начал радостно хохотать, потому что понял, зачем она мне звонит: скоро жди рождения ребёнка. 

Ольга Чебыкина: У всех вас есть киношное прошлое. Излюбленный вопрос журналистов — про разницу между кино и театром. К чему у вас больше душа лежит, где вы больше кайфуете? 

Эльшан Мамедов: И только попробуйте сказать, что в кино! 

Екатерина Климова: По-разному. Зал всегда разный, партнёры бывают другие  Я всегда мечтаю о хорошей компании, хорошем материале и о том, чтобы все звезды совпали. Получать удовольствие можно и на съёмочной площадке, и на театральной сцене. 

Елена Бирюкова: И все службы, которые ведут спектакль, — и гримёры, и костюмеры, и помреж — это всё наша одна команда. 

Екатерина Климова: Это самое ценное. 

Елена Бирюкова: Мы наравне, у нас у всех одинаковый ранг. 

Ольга Чебыкина: Вы им что-то в еду подмешиваете? Как это так? 

Эльшан Мамедов: Да нет. Когда кто-то начинает ныть, я говорю: «Слушай, сколько народу в мире ходят каждый день на работу, ненавидя её. Да, сложно. Но ты занимаешься тем, что тебе нравится».
Я всё стараюсь делать в удовольствие, потому что иначе это будет сложный труд. Театр — это не кино. Я много лет работал в кино и знаю, что это такое. Там ты собрал группу, она снялась, у тебя на руках плёнка или диск, и делай с этим что хочешь. А здесь каждый раз как на войне. 

Марина Дюжева: У Эльшана есть совершенно замечательное качество, умение, интуиция. Он набирает людей именно одной крови. Мы за всё время ни разу не поругались. 

Эльшан Мамедов: Нет, мы ругаемся, но творчески. 

Марина Дюжева: Да, поспорить можем — по-женски, по-бабски. И ещё мы играем такой спектакль «Девочки из календаря». Там нас вообще восемь женщин, и все состоявшиеся, в возрасте, со своей жизненной позицией, со своими тараканами — и ни разу не поругались. 

Эльшан Мамедов: Спасибо, Машечка. Вот ты сказала про «Девочек с календаря», а я хочу добавить: Екатеринбург — это единственный город, в который этот спектакль приезжал четыре раза. 

Ольга Чебыкина: Ваши проекты вообще часто бывают в нашем городе. Например, Ladies' Night — это отдельное событие было. 

Эльшан Мамедов: «Боингу» 13 лет, а Ladies' Night — 15. 

Ольга Чебыкина: Это поразительно. Казалось бы, антреприза, не репертуарный театр, но вам удаётся делать хиты, которые идут десятилетиями. Причём успех не всегда очевиден. Как вы понимаете, что вот эта французская пьеса хорошо «ляжет» на русского зрителя? 

Эльшан Мамедов: Французских спектаклей у нас много, но есть и американская драматургия, и английская.
Я выбираю интуицией, правда. Я случайно попал в Париже на Ladies' Night, сбежав от всех литературных и театральных агентов. Когда я вышел со спектакля, у меня руки тряслись. А уже была глубокая ночь, а в Москве ещё более глубокая ночь, и я просто не знал, кому звонить, кого скинуть с постели. Я сразу понял, что это нужно делать. 

Марина Дюжева: Но вы же не перекопировали Ladies' Night.

Эльшан Мамедов: Ни в коем случае. Это совершенно другой спектакль. 

Екатерина Климова: Да, мы смотрели — это очень скучно. 

Ольга Чебыкина: Погодите, вы не досмотрели французский оригинал? 

Марина Дюжева: Я читала и думала: «Так хочется это поиграть, но это же не смешно». 

Эльшан Мамедов: Но если посмотреть на «Боинг-Боинг» с другой стороны, то окажется, что есть миллион комедий положений, и в 99% случаев это муж, жена и любовник под кроватью. Или любовница. А эта пьеса про другое, она чистая, светлая. 

Марина Дюжева: Женщины, я как русский человек и актриса русской школы, говорю вам: чистая, светлая пьеса. У мужика три женщины, которых он обманывает. 

Ольга Чебыкина: Он просто всех любит. 

Марина Дюжева: Невеста — это же самое святое. Жена ладно, надоесть может. А невеста… Но никому в зале, по-моему, никогда не приходила в голову мысль «Какой ужас, он же всех обманывает». 

Ольга Чебыкина: Но ведь в конце концов всё благополучно разрешается. 

Марина Дюжева: Это Алдонин придумал. 

Эльшан Мамедов: У французов есть слабая сторона: они не любят менять финалы. 

Ольга Чебыкина: Марина Михайловна, а темнокожий из «Аэрофлота» — это ваша идея? 

Марина Дюжева: Нет. 

Эльшан Мамедов: Это тоже Алдонин придумал. 

Екатерина Климова: И на премьере выходил Марат Башаров в этом образе. Его никто не узнал. 

Эльшан Мамедов: Он был на репетиции, ему сказали: «Выйди, придумай что-нибудь нам». Он надел этот чулок и вышел на сцену. Так и пошло с этим чулком.Э
И ещё я хочу проанонсировать наши будущие гастроли. 8 января мы привезём в Екатеринбург спектакль «Имя» по известной французской пьесе. Мы поставили его впервые. Там вы увидите Егора Дронова — он играет совершенно новую для себя роль, драматическую. Егор совершенно выдающийся. 

Елена Бирюкова: Егор держит всё. 

Эльшан Мамедов: Да, он выходит на сцену как мастер. 

Елена Бирюкова: И он незаменим. 

Эльшан Мамедов: Я вчера сказал ему, что горжусь тем, как он невероятно вырос. Весь спектакль вырос, но им я прямо восхищаюсь.

Эльшан Мамедов: «Здесь каждый раз как на войне». Разговор на Малине 28 декабря 2016 год.




Заказ билетов на спектакли Театра "Ателье" по номиналу (без наценок):
+7 495 150 01 94

ООО Агентство «НТП». Юр.адрес и почтовый адрес: 101000, г.Москва, Сретенский бульвар, д.6/1 стр.2 офис VI
ИНН – 7729399675, КПП - 770801001, ОКПО – 54981388
Тел./факс: (495) 150-45-94